Наверх

Выгода под парами

18 Сентября 2013
Российская Бизнес-газета, 10.09.2013

Выгода под парами

Сегодня энергосбережение и энергоэффективность перестали быть просто модным трендом. Все больше и больше руководителей компаний, особенно крупных, понимают: чтобы в условиях ВТО выдержать конкуренцию на внешнем (да и на внутреннем) рынке, необходимо пристально следить за расходами. И прежде всего — за расходами на энергопотребление. Как известно, президент поставил задачу к 2020 году снизить энергоемкость ВВП на 40%. Эксперты уверены: задача вполне достижимая, если ею заняться всерьез. Однако пока это снижение составляет в лучшем случае 1,5-2% в год, и такими «семимильными» шагами мы к намеченному сроку явно опоздаем.

Основные потребители энергии в стране — промышленность и сектор ЖКХ. Но если первая использует ее для производства продукта, то для второго она является собственно продуктом. А потому и подходы к энергосбережению у них должны быть разными, пришли к выводу участники международного конгресса «Практика применения энергосберегающих технологий».

По словам генерального директора компании «Данфосс» (Дания) в России Михаила Шапиро, в энергетическом секторе до 10% себестоимости произведенной электроэнергии составляет именно энергопотребление самих генерирующих мощностей. В некоторых других отраслях промышленности, например при плавке алюминия, энергозатраты в себестоимости продукции достигают и 50%. Особенно «страдают» предприятия, чьи станки и прочее оборудование используют электроприводы. Здесь выход — применение частотных преобразователей, способных на 80% снизить потребление тока, уверена заместитель гендиректора по коммерческим вопросам Центра энергоэффективности ИНТЕР РАО ЕЭС Тамара Меребашвили. Проблема же упирается в отсутствие специалистов, способных обслуживать эти чувствительные приборы. Так что параллельная задача руководства компаний — готовить кадры, способные работать с современным оборудованием. «Предприятие, не вкладывающее средства в обучение персонала приемам энергосбережения, обречено на банкротство», — говорит Тамара Меребашвили.

Что же касается сектора ЖКХ, то здесь все гораздо сложнее, хотя и потенциал для экономии огромен. По словам Михаила Шапиро, только в распределении тепла реально сберечь до 30% ресурсов благодаря надежной изоляции труб. А в потреблении тепла и вовсе 40%, если здание прошло «энергоремонт» или изначально построено с применением современных теплоизоляционных материалов и энергосберегающих технологий (сейчас в некоторых регионах пытаются строить дома с низким энергопотреблением, но, к сожалению, это пока не приобрело массовый характер. — Ред.). Но за 12 последних лет в России энергоремонт прошло всего 3% зданий, требующих модернизации. Такими темпами мы будем модернизировать наше ЖКХ 170 лет!

Не приносит должного эффекта и энергоаудит в этой сфере: обследования проводятся, а мероприятия, прописанные аудиторами, не реализуются. Или, что хуже, претворяются в жизнь без дальнейшей перспективы. Так, сообщил Михаил Шапиро, сейчас около 50% зданий оборудовано счетчиками тепла. Вроде бы хорошо. Но поставщики продолжают снабжать их не тем количеством тепла, которое необходимо, а тем, которое считает нужным сам поставщик, а это примерно на 25% больше. Происходит это потому, что в отрасли нет «выгодоприобретателя»: в случае «глобальной» экономии ресурсов предприятия ЖКХ вынуждены будут снижать тарифы — а оно им надо, если они с них кормятся?!

Заключение энергосервисных контрактов, что прописывает N 261-ФЗ об энергосбережении, тоже не везде проходит гладко. Хотя там, где они действуют, предприятия экономят до трети затрат на энергоресурсы. Энергосервисные компании получают доход с этой экономии, а она наступает не сразу. Чтобы начать работы по контракту, компании требуется стартовый капитал. Но, по словам директора компании «Энергосберегающие технологии» (Якутск) Владимира Сыромятникова, получить кредит на эти цели — проблема, поскольку банки оценивают его как рисковый. И один из реальных рисков — уже после заключения контракта сбытовая компания может взвинтить тарифы на энергоресурсы, нивелировав тем самым возможную экономию предприятия и лишив энергосервисную компанию части дохода.

«Снижение энергоемкости российской экономики с чисто технологической точки зрения вполне достижимо, — сообщил „РБГ“ исполнительный директор датской компании Danfoss A/S Ким Фаузинг, — но при этом необходима помощь государства и гарантии инвесторам: при отсутствии рисков бизнес обязательно потянется в сферу энергосбережения. А чтобы тяга к энергоэффективности прочно вошла в сознание всех россиян, положительные примеры необходимо тиражировать на всю страну и тем самым убеждать население».

Но, к сожалению, пока руководители не всех регионов считают энергосбережение первоочередным видом своей деятельности. Однако есть и положительные примеры. Так, в Татарстане уже появился первый в России энергоэффективный город. По словам начальника управления городского хозяйства и жизнеобеспечения населения Набережных Челнов Рафаиля Киямова, за последние 8 лет в подвалах 1200 городских домов (это 98% всех жилых многоквартирных зданий) поставили автоматические узлы погодного регулирования тепла, затратив на эти цели 700 млн руб. Свыше 7 млрд руб. из бюджетов всех уровней и средств инвесторов ушло на энергоремонт домов старых конструкций. Итог: в 2012 году потребление тепла в городе составило 3,4 гигакалории (в 2005 году — 4,76 Гкал), горячей воды — 14,8 млн куб. м (23 млн), холодной воды — 26 млн куб. м (36 млн). Хотя при этом ежегодно в городе сдавалось около 200 кв. м жилой площади, то есть количество потребителей росло! Экономия населения на оплате услуг ЖКХ в среднем составляет 400 млн руб. в год. И это, пожалуй, лучший стимул. Так что если энергосбережение в России примет форму «эпидемии», к 2020 году достижение поставленной задачи вполне реально.