Наверх

В энергетике и промышленности уже достигнуты впечатляющие результаты в энергоэффективности

3 Сентября 2014
Журнал «Энергия без границ» №4 (29) сентябрь 2014 г. , 03.09.2014

Пока одни рассуждают о повышении энергоэффективности, другие её повышают. Одним из лидеров в этом сегменте признан Центр энергоэффективности ИНТЕР РАО ЕЭС. О том, каким образом можно добиться эффективности в энергетике и в экономике в целом, в интервью журналу рассказал генеральный директор ООО «Центр энергоэффективности ИНТЕР РАО ЕЭС» Александр КОРЕШЕВ.

Недавно Центр энергоэффективности ИНТЕР РАО ЕЭС победил в тендере Ростелекома на прокладку линий оптико-волоконной связи на территории всей страны. Расскажите подробнее, почему вы решились пойти на этот, на первый взгляд, непрофильный для вас тендер и что теперь вам предстоит сделать?

Непрофильный он, действительно, только на первый взгляд. На самом деле, у нас уже наработаны серьёзные компетенции в этой сфере, плюс к этому мы успешно сотрудничаем с подразделениями Федеральной сетевой компании по различным проектам. Наша работа с крупными заказчиками по самым разным комплексным и масштабным проектам позволила приобрести компетенции интегратора сложных проектов в области инжиниринга и информатизации.

Проект настолько масштабный и сложный, что его можно сравнить со вторым планом ГОЭЛРО. Недаром он называется «Устранение цифрового неравенства». Наша задача — в течение пяти лет провести современные цифровые линии связи во все населённые пункты России с населением от 250 до 500 человек, а это 14 тысяч населённых пунктов в самых удалённых уголках России. Технически это будет реализовано прокладкой оптоволокна путём подвеса на опорах линий электропередачи. Во всём мире подобные проекты реализуются операторами связи совместно с энергетиками с использованием существующих распределительных сетей — это позволяет существенно снизить затраты и сроки реализации проекта. Всего предстоит проложить около 200 000 километров волоконно-оптических линий связи. Это крупнейший проект не только для нашего Центра, но и для Ростелекома. Он занимает более 90% рынка оптоволоконной связи. Мы уже приступили к первой фазе проекта, проектно-изыскательным работам.

Ещё один крупный тендер, который недавно выиграл Центр, — создание автоматизированной информационно-измерительной системы коммерческого учёта электроэнергии (АИИС КУЭ ЕНЭС) в филиалах ОАО «ФСК ЕЭС» — МЭС в Центральной России, на Волге и на Урале. Проект рассчитан на два года. Нам предстоит осуществить реновацию основного оборудования подстанций, привести измерительные комплексы к соответствию требованиям оптового рынка электрической мощности. Стоимость выигранного тендера — 7,3 млрд рублей.

В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ ПЕРЕД ЦЕНТРОМ БЫЛА ПОСТАВЛЕНА ЗАДАЧА ПО СОЗДАНИЮ КОМПЛЕКСНОЙ ПРОГРАММЫ СНИЖЕНИЯ ЭНЕРГОПОТРЕБЛЕНИЯ НА ПРЕДПРИЯТИЯХ АКЦИОНЕРОВ

На сайте вашей компании в разделе «Реализованные проекты» представлены 123 отчёта. Какие проекты представляются вам наиболее значимыми?

Сразу скажу, что это далеко не все проекты, которые реализовала компания, их намного больше — по требованию заказчиков мы не можем раскрывать информацию по многим проектам, в первую очередь предприятий ядерной отрасли. Значимые проекты выделить довольно сложно — каждый из них важен и дорог: некоторые — в силу масштаба и комплексности, например реализация комплексной программы повышения энергоэффективности «Интер РАО»; некоторые — в силу уникальности заказчика, как Московский Кремль. В рамках этого проекта было проведено энергообследование Оружейной палаты, Благовещенского и Архангельского соборов, Успенской звонницы и других культурных памятников. По результатам энергоаудита сформированы энергетические паспорта культурных объектов, определены показатели энергетической эффективности и потенциал энергосбережения.

Некоторые проекты уникальны в силу применённых технологий решений, например автоматизированная программа по управлению энергоэффективностью для 88 предприятий Росатома. Наша информационная система даёт возможность в режиме реального времени видеть состояние потребления энергоресурсов на всех этих объектах. Система уже развёрнута и работает второй год. Ещё из наших крупных проектов могу назвать создание системы коммерческого учёта электроэнергии в Москве, Санкт-Петербурге и в других городах.

ИЗ СТАРТАПОВ — В ЛИДЕРЫ

Центр недавно возглавил рейтинг компаний, предоставляющих услуги в области энергоэффективности. Как вы оцениваете своё первенство в нём?

Я думаю, если проследить историю нашего предприятия, то причина лидерства в сфере энергоэффективности очевидна. Ведь как появился наш Центр? После принятия в 2009 году Федерального закона об энергоэффективности государство обязало крупные промышленные холдинги, да и всю страну в целом, сокращать потребление энергоресурсов. «Интер РАО» и Росатом и раньше работали в этом направлении, но после принятия закона возникла потребность более комплексного подхода, который охватывал бы как генерацию, так и потребление энергоресурсов. Объединение усилий двух столь мощных энергокомпаний значительно повышало эффективность проекта.

Перед Центром была поставлена задача по созданию комплексной программы снижения энергопотребления на предприятиях акционеров. Кроме того, у материнских компаний было стратегическое видение, что этот сегмент представляет интерес и в рамках диверсификации деятельности. Целесообразно было создать экспертную компанию, которая могла бы зарабатывать деньги на этом рынке. Процент внешних заказов увеличивается каждый год. Если в 2011 году их объём составлял всего 2%, то в прошлом году — уже более 30%. 2013 год мы закончили с выручкой почти 8 млрд рублей. А на сегодня портфель заказов составляет 70 млрд рублей! Рост космический, если учесть, что начинали мы с нуля, это был чистый стартап.

В стратегии развития компании, которая была разработана в 2011 году, мы ставили перед собой амбициозную цель: стать лидером этого сегмента по объёму выручки и портфелю заказов к 2020 году. То, что нам удалось добиться этого намного раньше, — это заслуга команды, людей, которые у нас работают. Мы для себя ставим масштабные цели — нам интересно стать лидером не только в энергоэффективности, но и в смежных областях инжиниринга, и в таких областях, как коммуникации, связь, IT-сегмент. Мы можем применить свои знания и компетенции не только в энергетике. Везде, где есть какая-то инфраструктура — будь то каналы, трубы, насосы, провода, то есть то, что обеспечивает жизнедеятельность предприятия, — можно применить новейшие технологии, чтобы заставить систему работать лучше.

И рейтинг, проведённый RBC Research, — это, можно сказать, первая попытка оценить компании, предоставляющие услуги в сфере повышения энергоэффективности, оценить и систематизировать сам этот рынок. Энергоэффективность — направление, которое развивается около пяти лет, и сегодня в стране насчитывается порядка 2500 компаний, которые оказывают подобные услуги. При этом, как показал рейтинг, 98% всего рынка приходится на 180 компаний.

РИСКОВАННОЕ ТЕПЛОСНАБЖЕНИЕ

Эксперты МЭА считают, что наша страна слишком мало внимания уделяет вопросам энергоэффективности в сегменте теплоснабжения. Вы согласны?

Безусловно. На мой взгляд, большие риски для энергетической безопасности страны создают проблемы в сегменте теплоснабжения. Крупные теплогенерирующие компании не снабжают конечного потребителя напрямую, распределением тепла занимаются тысячи местных теплопередающих организаций, которые не думают о развитии сетей, а лишь латают аварийные дыры. Средний износ теплотрасс составляет более 85% по стране в целом, каждый год уровень аварийности растёт. Ситуация не изменится, если не подойти к проблеме комплексно, как было сделано в электроэнергетике, где 60% сетей принадлежат государственному холдингу, и он централизованно управляет этой системой.

Так в чём же проблема?

Проблема в выборе пути развития. В прошлом году в рамках международного форума ENES мы организовывали круглый стол, где обсуждали дальнейшие пути развития этого рынка — централизация или децентрализация теплоснабжения? Спорить об этом можно бесконечно, пока на уровне государства не будет принята единая стратегия. Пока же заниматься повышением эффективности можно только точечно: оптимизировать саму систему теплоснабжения, сокращать её с точки зрения протяжённости труб, использовать новейшие технологии по снижению износа оборудования, переходить там, где это возможно, на комбинированную выработку электричества и тепла. Всё это в частном случае позволяет достичь серьёзных эффектов в экономической и экологической частях. Но говорить о применении какой-то единой модели в целом по России сейчас нельзя. Эта задача должна быть решена на государственном уровне.

Можете привести пример успешного проекта в этой области?

Подобный проект мы реализовали в городе Сосновый Бор в Ленинградской области. Там сложилась критическая ситуация. Схема теплоснабжения была создана в советские времена и не предусматривала, что население города вырастет больше чем в три раза — с 40 тысяч до 130 тысяч человек. Котельная была полностью изношена. Мы переориентировали систему теплоснабжения на расположенную там атомную станцию и выполнили полный комплекс работ: разработали проект, поставили оборудование и всё смонтировали. В итоге нам удалось в два раза увеличить объёмы поставляемого сетью теплоносителя, что полностью обеспечило потребности города.

БЕЗ ПОПУЛЯРИЗАЦИИ ИДЕЙ ЭНЕРГО- ЭФФЕКТИВНОСТИ СРЕДИ НАСЕЛЕНИЯ МЫ МАЛО ЧЕГО ДОСТИГНЕМ

ДОНЕСТИ ДО ШИРОКИХ МАСС

На ваш взгляд, что в целом сдерживает повышение энергоэффективности в России?

В целом мы на верном пути — в энергетике и промышленности уже достигнуты впечатляющие результаты в энергоэффективности. Но большие потери происходят в ЖКХ. Вот и надо популяризовать идею энергоэффективности прежде всего среди населения, наглядно, с цифрами. Элементарный пример: закрыть форточки в подъездах — одно это приведёт к существенной экономии тепла. Разумеется, при наличии индивидуального теплового пункта, который регулирует подачу тепла на дом. Пункты мы установим, но мы не сможем заставить людей не распахивать зимой настежь окна в подъезде. Никакой высшей математики здесь нет. Государство, создав программу по энергоэффективности, уже сделало первый шаг к стимулированию региональных властей по реализации этих мероприятий, но без популяризации среди населения мы мало чего достигнем. Должна выработаться культура поведения, на это могут уйти десятилетия.

И здесь самое главное — быть последовательными в своих решениях. Плохо, что мы всё быстро меняем. В 261-й закон «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности», принятый в 2009 году, вносятся изменения, которые снижают требования к субъектам использования энергоресурсов. Если в первоначальной редакции закона все обязаны были проводить энергетические обследования, то в новой редакции этого нет. Вместо того чтобы закон ужесточить, государство пошло по пути его упрощения. Посчитали, что дальше можно отрегулировать эту деятельность исключительно рыночными механизмами. Но рынок не сформирован. Если начнёшь отпускать тарифы, то возникнет социальная напряжённость. Этого делать нельзя. Маховик надо раскручивать. Это как часы с подзаводом: рыночная подзаводка уже есть, но раз в два года механизм всё равно надо подкручивать.

А насколько сложно внедрять разработки в области энергоэффективности? В советские времена много хорошего изобретали, но это многое часто оставалось под сукном.

Всё, что мы разработали, то и внедряем. Мы изначально при анализе того или иного направления прорабатываем возможность его реализации. Понятно, что многие изобретения просто не приживаются в реальных жизненных условиях. Поэтому мы для своих заказчиков применяем только то, что прошло промышленное тестирование и проверку. Мы не рискуем тем, что это может не заработать. Но тем не менее мы всегда открыты для сотрудничества с научными институтами, там, где возможно экспериментировать. Например, есть проект, который пока что находится в начальной стадии и относится в большей степени к науке, — создание электростанции будущего на основе термоядерного синтеза. Данные технологии в России апробируются десятилетиями. Есть ряд наработок, которые существуют по отдельности. Необходимо собрать их в один проект, создать математическую модель реактора, протестировать её и дальше перейти к опытному образцу. Мы могли бы сыграть роль интегратора, способного перевести задачу на коммерческие рельсы. Здесь мы смотрим вперёд уже не на пять-семь лет, а гораздо дальше.

Брал интервью Леонид СИТНИК

Скачать