Наверх

От планирования к реальному энергосбережению

20 Декабря 2013
Журнал «ЭнергоРынок» № 10, декабрь, 2013 года, 20.12.2013

Интервью с генеральным директором ООО «Центр энергоэффективности ИНТЕР РАО ЕЭС» Александром Корешевым

ЭР: Александр Анатольевич, как Вы оцениваете реализацию программ энергосбережения и повышения энергоэффективности на российских предприятиях?

А. К.: По итогам последних двух лет можно говорить о растущем интересе к программам энергосбережения. Проекты реализуются по всей стране, много внедрено интересных технологий. Существует даже целая категория мероприятий, которую принято называть хорошей практикой энергосбережения: изоляция зданий, модернизация систем освещения, установка ЧРП, приборов учета. Однако большинство реализуемых проектов энергосбережения малобюджетные — средние затраты по указанным проектам составляют от 1,5 млн до 3 млн руб.

Российские предприятия недо­оценивают возможности и экономические выгоды повышения энергоэффективности и, как следствие, тратят в несколько раз больше энергетических ресурсов для производства продукции, чем аналогичные производства в других странах. Да, повышение тарифов на электроэнергию, газ и другие ресурсы инициирует рост интереса к решению вопросов о повышении энергоэффективности, но до сих пор руководители предприятий были довольно консервативны в оценке потенциала энергосбережения. На многих предприятиях неэффективное взаимодействие руководства и технических специалистов по вопросам повышения энергоэффективности ведет к тому, что перспективные проекты, требующие существенных инвестиций, остаются нереализованными. Происходит коллизия: руководство не может правильно оценить технические особенности и потенциал энергосбережения, а инженерный состав не имеет представления об общей стратегии развития и финансирования предприятия. Помимо этого, недооценена важность системного подхода к энергосбережению. Многие компании реализуют проекты по отдельным направлениям по своим соображениям, в то время как наличие проработанной комплексной программы энергосбережения позволяет предприятию реализовывать большее число проектов, добиваясь значительных успехов наиболее эффективным и экономичным путем. Даже применяя простые решения, предприятия не в полной мере используют эффективные организационные механизмы, например стимулирование исполнителей через систему премирования по результатам. Такая же бессистемность лежит и в учете энергопотребления. Большинство предприятий пока еще учитывает энергозатраты предприятия в целом, а не отдельных подразделений, что не позволяет оперативно анализировать динамику энергопотребления на самых энергоемких участках производства и оценивать реальный эффект от реализованных мер по энергосбережению.

Успешные подходы к реализации программ в России есть, и их не мало. Для примера — Госкорпорация «Росатом». Это флагман по энерго­сбережению среди предприятий ТЭК. Недавно мы провели стратегическую сессию «Стратегия IV реализации энергосбережения и повышения энергоэффективности Госкорпорации «Росатом». В рамках сессии были подведены итоги деятельности в области реализации программы повышения энергоэффективности атомной отрасли: общая экономия ТЭР по отношению к 2009 г. по всем предприятиям Госкорпорации «Росатом» составила 17,6%, а экономический эффект от реализации мероприятий в 2010–2012 гг. достиг 8,8 млрд руб. Таким образом, фактическое снижение энергопотребления за этот период в целом по Госкорпорации почти в два раза превысило требования, установленные ФЗ № 261 «Об энергосбережении...». В 2013 г., по нашим прогнозам, общая экономия энергоресурсов на предприятиях Росатома по отношению к 2009 г. составит 20%, что эквивалентно 13,27 млрд руб. Практически целевые показатели уже достигнуты. Главное — системный подход.

ЭР: В каком объеме находят отражение в России мировые тенденции в области энергосбережения и насколько применим международный опыт внедрения передовых технологий в российских организациях?

А. К.: Развитые зарубежные страны уже давно и успешно реализуют проекты по повышению энергоэффективности. Но все они прошли долгий путь от осознания проблемы, формирования четкой законодательной базы до активной политики и реализации программ. Понятно, что не все примеры успешного зарубежного опыта можно в полной мере использовать в России. Тем не менее большинство примеров убедительно доказывает работоспособность стимулирующих мер при поэтапном и последовательном осуществлении политики энергосбережения как на региональном, так и на общегосударственном уровне в различных секторах экономики. И примеров тому много: скажем, в Дании действует национальная система планирования теплоснабжения. Муниципалитеты обязаны планировать развитие систем теплоснабжения. Особым направлением в политике энергосбережения в Дании стала перестройка систем теплоснабжения в сторону их централизации вокруг ТЭЦ, в том числе мини-ТЭЦ мощностью менее 1 МВт.

Для наших предприятий на второй план уходит понимание того, что повышение энергоэффективности — это реальная возможность оптимизации бюджетов за счет сокращения издержек, а также модернизации производства. Как правило, изобретать что-то новое зачастую не требуется — мировые передовые технологии, адаптированные к российским современным условиям, могут реально сократить энергопотребление. Более того, наши российские производители технологий и оборудования тоже предлагают свои продукты.

ЭР: Компания в 2013 г. отметила свое трехлетие. Какие из реализованных проектов Вы считаете главными?

А. К.: Для нашей компании все проекты — главные, ведь мы работаем для наших заказчиков, среди которых и крупные промышленные предприятия, и средний бизнес, и бюджетные организации. Можно, конечно, разделить все проекты по их стоимости, но зачем? Важность каждого проекта — в его индивидуальности.

Среди реализованных проектов есть уникальные, единичные, например: АСУЭ Госкорпорации «Росатом», автоматизированная система технического учета энергоресурсов ОАО «Электролуч» (АСТУЭ), автоматизация процессов управления и учета энергопотреблением, энергосбережением и энергоэффективностью Мурманской области, программный комплекс контроля и мониторинга за реализацией энергосервисных контрактов Республики Башкортостан.

Этот год еще не закончен, подведение итогов за три года мы сделаем позже и обязательно расскажем об этом на страницах вашего журнала. Хорошими можно назвать итоги 2012 г. Следует отметить, что в 2010–2011 гг. мы работали преимущественно над проектами для Гос­корпорации «Росатом» и Группы компаний «Интер РАО». Центр энергоэффективности Интер РАО ЕЭС приобрел бесценный опыт на крупных предприятиях материнских компаний и стал надежным подрядчиком и сильным партнером с широким набором компетенций в сфере услуг по энергосбережению. В 2013 г. мы планируем реализовать 25% заказов из общего объема для предприятий, не входящих в контур материнских компаний. Уже сейчас география нашей работы — от Калининграда до Владивостока.

ЭР: Какие направления развития бизнеса в 2013 г. были для компании основными? С какими проблемами пришлось столкнуться?

А. К.: Основными направлениями 2013 г. стали проекты по автоматизации различных процессов по сбору, обработке и учету ресурсов, модернизации систем освещения с переводом на светодиодные источники, инжиниринговые работы. За последний год мы стали крупным интегратором АСКУЭ розничного бизнеса в России, а по учету ресурсов мы планируем к концу 2014 г. запустить собственное производство интеллектуальных систем учета ресурсов (электроэнергия, тепло, вода) на базе ОАО «Владимирское производственное объединение «Точмаш».

Мы не стоим на месте и постоянно развиваем новые направления. В 2012 г. наша компания получила международный сертификат соответствия требованиям стандарта ISO 50001:2011, а в текущем мы завершаем реализацию проекта по внедрению стандарта ISO 50001:2011 на предприятиях ОАО «Концерн «Рос­энергоатом».

Как и для всех российских компаний, нехватка средств у заказчиков и несовершенство нормативно-правовой базы являются основными нашими проблемами. В более профессиональном аспекте можно констатировать и такую проблему, как плохое качество энергообследований, которые проводят за небольшие деньги многочисленные компании. После подобных обследований невозможно разработать программы и внедрить какие-либо мероприятия, т.к. представляются «липовые» данные. Такие компании не мотивированы в конечном использовании результатов энергообследования. Поэтому мы заинтересованы в реализации проектов «под ключ». Несмотря на все преимущества и гарантии качества услуг, предлагаемые отдельными узкоспециализированными операторами рынка энергосбережения, реализация одного-двух отдельных мероприятий, направленных на энергосбережение, не может принести сколько-нибудь заметного эффекта. Только комплексный подход является оптимальным решением задач снижения энергопотребления.

ЭР: Что из себя представляет комплексный подход?

А. К.: Каждое отдельное мероприятие, будучи включенным в комплексную систему, оказывается на 10–15% эффективнее, чем такое же мероприятие, но реализованное отдельно. Этого удается достичь в основном за счет того, что отдельные мероприятия комплекса реализуются с учетом эффектов всех остальных (эффект синергии).

Возьмем пример: проведено энергообследование, разработана программа, произведены инжиниринговые работы, обучен персонал, установлены системы автоматизированного сбора информации по целевым показателям энергосбережения — все сделано в комплексе. Подрядчик несет ответственность на всех этапах. А если каждый этап осуществляет разный подрядчик, то и стоимость, и результат далеко не всегда оправдывают ожидания заказчика.

Поэтому мы считаем, что комплексный подход в энергосбережении способен дать гораздо больший результат как в плане экономической эффективности самих компаний, работающих на этом рынке, так и в вопросах снижения энергопотерь и расходов заказчика.

ЭР: Какие задачи стоят перед компанией в ближайшую перспективу? Планируете ли вы выход на зарубежные рынки?

А. К.: Как крупная и имеющая четкие позиции на рынке компания, мы строим амбициозные, но вполне реальные планы. Связаны они с дальнейшим развитием рынка услуг в сфере энергосбережения. Считаем, что сейчас активно развиваются несколько направлений, которые интересны с точки зрения бизнеса. Во-первых, это рынок услуг по разработке и внедрению энергосберегающих мероприятий на электростанциях, в тепловых и электрических сетях, на промышленных предприятиях и административных объектах государственной и муниципальной сферы, а также в частном секторе. Во-вторых, рынок услуг в области измерений, метрологии в сфере электроэнергетики, в том числе в области учета энергоресурсов, по решению задач в области автоматизации, включая работы по АИИСКУЭ, АИИСТУЭ, АСУЭ и прочим информационным измерительным автоматизированным системам учета в сфере потребления энергоресурсов, а также внедрение технологий Smart Grid в электрических сетях.

В-третьих, рынок консультационно-экспертных услуг — от разработки нормативно-технической документации в области энергетики до услуг в сфере автоматизации бизнес-процессов в энергетике, и в частности в области энергосбережения, проведения исследований и формирования аналитических отчетов, проведения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

Планируем ли мы выход на международный рынок? Да. Особенно интересен рынок СНГ. Европейские компании предлагают услуги, ориентированные по стоимости на цены Европейского союза. Наша компания, представляющая новейшие технологии по более демократичной цене, может быть интересна потенциальным заказчикам из стран СНГ.

Мы прекрасно понимаем, что повышение энергетической эффективности является одним из стратегических вызовов для российской экономики. И поэтому реализуем проекты, целью которых является именно экономия ресурсов — как энергетических, так и финансовых.

Источник: Журнал «ЭнергоРынок» № 10, декабрь, 2013 года