Наверх

Энергоэффективность: от административных требований к осознанной потребности

18 Июня 2013
Газета «Энергетика и промышленность России», 18.06.2013

Заместитель генерального директора по коммерческим вопросам ООО «Центр энергоэффективности «Интер РАО ЕЭС» Тамара Меребашвили рассказала «ЭПР» о том, как компания реализует проекты по энергосбережению в России.

Кроме того, она поделилась опытом внедрения новейших энергоэффективных технологий в различных сферах российской экономики.

— Тамара Александровна, для России энергосбережение — новое или забытое старое направление?

— Конечно же, не новое. Энергосбережением в нашей стране начали заниматься не только с момента принятия 261‑ФЗ «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности». Задача по снижению энергопотребления существовала всегда. Еще во времена СССР каждому руководителю промышленного предприятия было хорошо известно об экономии сырья и электроэнергии, за счет чего можно было увеличить выпуск продукции и перевыполнить план. А планы были нешуточные.

А в наше время энергосбережение насущный вопрос, а не дань какой‑то рекламе или тренду. Это прежде всего понимание того, что это может быть выгодно предприятию, старые правила, помогающие жить в рыночных условиях. Раньше главной целью было выпустить как можно больше продукции, а сейчас — конкурентоспособность, снижение цены за единицу продукции. Не увеличение ее объема, а именно снижение себестоимости. И руководители, которые четко поставили себе такую цель, понимают и действительно видят реальную экономическую эффективность в этих мероприятиях.

— Ну, если энергосбережение — не новое веяние, то, наверное, на каждом предприятии давно знают, как экономить?

— В энергетике, как во всех остальных отраслях промышленности и производства, есть недостаток в квалифицированных кадрах. Период времени, который пришелся на перестройку, фактически создал вакуум в профессионалах, который на сегодняшний день мы наблюдаем. Сегодняшнее понимание энергосбережения часто основано на базовых знаниях, сохранившихся с советских времен, и на энтузиазме сотрудников, которым сейчас пятьдесят-шестьдесят лет. И наша компания видит задачу не только в том, чтобы внедрять проекты по энергосбережению, но и заниматься популяризацией этой темы, в том числе через СМИ.

— Вашими материнскими компаниями являются два крупных игрока на энергорынке. Как получилось, что именно эти две компании решили объединить свои усилия?

— Для группы «Интер РАО ЕЭС» и госкорпорации «Росатом» эта цель была очевидна. Сначала появились соответствующие дивизионы в материнских компаниях. Потом, когда стало понятным, что более правильно осуществить реализацию задач энергосбережения с рыночными механизмами, решили выделить данное направление в отдельную структуру, в коммерческое предприятие, которым и стал Центр энергоэффективности «Интер РАО ЕЭС». В настоящее время перед нами стоит задача исключительно с помощью рыночных механизмов реализовать энергоэффективные мероприятия, доказывая, прежде всего, их экономическую эффективность.

И нам это действительно удается. Работая на рынке менее трех лет, мы показали, что это эффективный бизнес — среди наших клиентов крупные компании России: «Гознак», «Вымпелком», Российская самолетостроительная корпорация МИГ. Для предприятий мы проводим не только энергетические обследования, но и разрабатываем целые программы по снижению энергопотребления, осуществляем последующие инжиниринговые и организационные работы. Комплексный подход к решению вопросов по экономии ресурсов — это наша цель и, главное, ответственность за процесс, от начала до его окончания. Более того, при таком подходе можно реально оценить достигнутые результаты.

Я считаю, что на сегодняшний день мы в этом плане успешная компания. Может быть, в том числе за счет связи с нашими материнскими компаниями. Приобретен необходимый опыт, собрана команда профессионалов, обеспечено эффективное управление проектами. Итог — на сегодняшний день мы реализуем проекты в тридцати семи регионах России: Краснодарский край, Мурманская область, Алтайский край, Республика Башкортостан, Нижегородская область и др. Из них тринадцать — это регионы, в которых нет присутствия наших материнских компаний. Мы постоянно работаем с заказчиком, проводя достаточно сложный, серьезный процесс убеждения и доказательства относительно того, что он должен сегодня потратить деньги, а завтра к нему на один потраченный рубль придут два.

— То есть потенциал энергосбережения довольно велик?

— Безусловно, у нашей компании есть понимание, что данный бизнес будет развиваться дальше. Может быть, масштабы его изменятся, и мы перейдем в более специализированные ниши. Но у нас есть уникальная возможность за счет разно­образного опыта по реализации энерго­сберегающих мероприятий идти дальше. В том числе проводить научные исследования и искать новые инструменты для того, чтобы добиваться еще больших успехов.

Бизнес нужно строить исходя из стратегии развития. Для нашей компании инновации и энергоэффективность — это вещи, плотно взаимосвязанные друг с другом. Их разделение фактически сводит энергоэффективность к элементарному инжинирингу, когда старое оборудование заменяется новым, — в этом, по сути, никакой энергоэффективности нет, а просто идет обновление активов, и все. У нас задача иная. Мы ищем новые пути, технологии, возможности. С этой точки зрения мы также активно занимаемся и обучением, в первую очередь для заказчика.

— Можно ли утверждать, что в направление по энергосбережению пришло молодое поколение?

— Безусловно. И появилась надежда, что у нас действительно произойдет качественный сдвиг в кадровом обеспечении, потому что выросло поколение людей, которые не хотят быть юристами и экономистами, а которым интересно что‑то делать руками и получать эффект в материальном выражении. Это связанно с тем, что молодежь в большей степени интересуется новыми технологиями, инжинирингом, строением тех или иных механизмов. Если посмотреть структуру нашей компании, то да, в ней есть некий костяк, который является носителем знаний, — это люди в возрасте пятидесяти-шестидесяти лет. И к ним приставлена молодежь с небольшим опытом, но желающая учиться и набираться опыта. У них есть энергия, у них есть творческие идеи, есть желание сделать что‑то новое. Старое поколение более консервативно. Потому что, основываясь на своем опыте и каких‑то ошибках, они понимают, что любая новизна, любое рационализаторство могут привести к неблагоприятным последствиям, и с этой точки зрения осторожность ограничивает их в творческом начале. Творческое начало очень важно, поэтому, когда к опыту и традиционности добавляются инициативность и желание проявить себя, на мой взгляд, получается отличный симбиоз, который даст эффект.

— В своей деятельности вы применяете только собственные наработки или опираетесь на опыт других стран? Какие формы взаимодействия использует компания?

— Мы активно участвуем во всех тематических публичных мероприятиях, общаемся на конференциях и круглых столах. Идет обмен опытом, появляются новые идеи. К нам также обращаются специалисты с различными предложениями по энергосбережению, которые мы собираем и анализируем. В структуре компании даже есть специальное подразделение, которое занимается экспертизой всевозможных технологий и оценкой возможности использования этих технологий в наших пилотных проектах.

— Ваш подход — воспитание потребности быть энергоэффективным. А в некоторых странах энергосбережение и энергоэффективность — часть государственной политики. Возможно, нужна золотая середина, когда есть осознанная потребность предприятия внедрять меры по энергоэффективности и существует поддержка государства с его политикой и законами?

— Новейшая история показывает, что сначала должен быть какой‑то стимул. Закон об энергоэффективности, который действует с 2010 года, стал тем самым толчком, побудившим к активной деятельности в этой сфере. Но здесь еще играет огромную роль личностный фактор. Многое зависит от руководителя, его желания что‑то изменить в лучшую сторону.

Энергоэффективные меры — это длительные процессы, не то мероприятие, которое ты сегодня сделал и завтра получил мгновенный эффект. Нужно наблюдать этот эффект в течение времени, поддерживать и развивать его. К сожалению, в нашей экономике сложилась тенденция — быстро зарабатывать деньги на краткосрочных проектах.

— Недавно Центр энергоэффективности «Интер РАО ЕЭС» был удостоен премии за энергоэффективность в номинации «Проект года». Расскажите об этом подробнее.

— Под проектом года подразумевалось энергообследование десяти атомных станций. Мы провели энергообследования, зарегистрировали энергопаспорт концерна «Росэнергоатом» в Минэнерго РФ и разработали программу энергосбережения и повышения энергоэффективности. Но премию получили за общий вклад в развитие энергоэффективности в России как бизнеса. Это оценка компании за масштабность деятельности и большое количество одновременно реализованных проектов. В стране пока нет аналогов, когда одна компания могла бы одновременно вести и реализовывать за короткие сроки большое количество проектов в сфере энергосбережения. Это говорит о сложившемся на сегодняшний день высоком качестве проектного управления и амбициозности менеджмента компании.

— Ваша компания также занимается и развитием проектов возобновляемой энергетики. С вашей точки зрения, для каких регионов России это может быть наиболее интересно?

— Интересно везде, потому что в каждом из восьмидесяти трех субъектов Российской Федерации живут люди, есть энергопотребление. Но опять же, важный базовый элемент — это человеческий фактор, желание и готовность заказчика что‑то изменить. Конечно, очень тяжело менять что‑то в существующей системе. Нужно брать на себя риски и ответственность. Возможно, придется затронуть чьи‑то интересы.

Не могу не отметить Томскую и Свердловскую области, которые всегда были известны как новаторы, внедряющие новые технологии. Белгородская область, Краснодарский край, Алтайский край, Башкирия — это тоже лидеры в реализации инновационных проектов по энергосбережению.

— Интересно ли компании работать не только с лидерами в бизнесе, но и с небольшими компаниями, которые хотят повысить собственную энергоэффективность?

— Мы никому не отказываем. В пуле наших проектов есть проекты в несколько миллиардов и такие, где цена договора от 80 тысяч рублей. На сегодняшний день компания находится в состоянии экспансии, поэтому не проводит пока сортировку и ранжирование клиентов по их объему. Начиная работать с заказчиком, мы рассчитываем на долгосрочные партнерские отношения. Например, проводим энергетическое обследование, затем заключаем договор на разработку программы по энергосбережению и повышению энергоэффективности, проводим инжиниринговые работы.

Конечно, мы ищем способы, каким образом сделать наши услуги доступными для большинства на рынке. Есть и понимание того, что некоторые проекты носят социальный характер. Кроме того, мы ищем организационные меры, в том числе и за счет своих собственных ресурсов и ресурсов наших партнеров, чтобы сделать проекты более интересными и инвестиционно-привлекательными, например за счет их объединения.

На сегодняшний день в нашей компании работают более двухсот сотрудников. Но объем выполняемых нами проектов настолько большой, что мы начинаем применять меры по совершенствованию управления — переходим на автоматизацию бизнес-процессов. Поэтому, безусловно, будет происходить и ранжирование по объему работ. Но пока такая задача не стоит как первоочередная.

— Допустим, есть управляющая компания многоквартирного дома, которая хочет повысить энергоэффективность этого дома, например заменить разводку тепла с вертикальной на горизонтальную, чтобы иметь возможность менять температуру в квартирах с помощью регулятора, а не форточки. Если такая компания придет к вам, вы готовы ей помогать?

— Если управляющая компания будет достаточно активна и у нее не будет проблем с разрешением собственников — тогда можно работать. Проблема в том, что на сегодняшний день таких компаний крайне мало. В многоквартирных домах у каждого собственника есть свои личные права, и не со всеми получается договориться.

С бюджетной сферой понятней и проще. Но предстоит работать достаточно долго для того, чтобы подтянуть уровень знаний и понимания работников бюджетной сферы до определенного показателя. Мы работаем над этим и с теми регионами, которые я назвала, и с управляющими компаниями. Оказываем им методологическую помощь и ждем, когда подрастет рынок.

— Как программа развития до 2020 года и закон об энергоэффективности соприкасаются с вашей деятельностью? Можете ли вы влиять на совершенствование законов? Можете ли вы свои обкатанные решения предлагать как норму закона?

— Законотворчество — это коллективный процесс, и мы в этом также принимаем участие. Специалисты компании проводят обмен мнениями, в том числе с комитетом при Госдуме, который возглавляет Иван Грачев, и с Российским энергетическим агентством, которое готовит законодательные поправки. В законе в целом все написано правильно, но жизнь более многообразна, невозможно ее вместить в эти жесткие рамки. Мы заинтересованы в том, чтобы наш уникальный опыт получил свое развитие, а типичные ошибки, с которыми приходится сталкиваться, были учтены в дальнейшем — взять те же самые энергопаспорта. Закон и любая концепция — это набор принципов, которые являются основой, а какой дом будет построен на этом фундаменте — зависит от всех нас.

А многие вещи можно вывести только из практики. Кстати, из практики известно, что зеленый дом менее отражает свет и менее теплопроводный, чем белый. Но это можно знать только тогда, когда ты построил дом, посмотрел на результат, собрал статистику и проанализировал ее.

— В «жирные нулевые» годы массово строились красивые офисы с дорогой отделкой, и мало кто задумывался о том, сколько это стоит и сколько уходит на электричество. Потом случился кризис, и многие вынуждены были начать экономить. А теперь среди состоятельных людей становится модным экономить и говорить об этом. Скромность стала трендом?

— Да, скромность постепенно становится модной. Если ты занимаешь серьезную должность, особенно в государственной компании, ты должен руководствоваться прежде всего идеями добропорядочности, скромности и пользы для страны.

Люди не задумываются, откуда появляется в розетке электричество. Они привыкли, что оно как воздух — всегда есть. Все привыкли к определенному уровню комфорта, который обеспечивает электричество. С введением социальной нормы энергопотребления вопрос энергоэффективности станет актуальным не только для предприятий, но и для граждан — они задумаются о том, чтобы поставить многотарифный прибор учета и начать считать свои деньги.

Еще нужно помнить о том, что в стране постепенно начнут выводиться энергоблоки, которые давно отработали свой ресурс и держатся на советском запасе прочности. При этом строительство новых замещающих блоков несколько отстает от растущего потребления энергии. И если мы все совместными усилиями не изменим свое отношение к потреблению и не перейдем на «разумную бережливость» — то вскоре наступит энергетический кризис, когда каждый будет решать, что сегодня включать: телевизор или утюг? И вопрос будет стоять даже не в стоимости электричества, а в его наличии.

Беседовала Яна ЛИСИЦЫНА

СПРАВКА

ООО «Центр энергоэффективности «Интер РАО ЕЭС» — дочерняя компания ОАО «Интер РАО ЕЭС» и госкорпорации «Росатом», созданная в 2010 году. За неполные три года своего существования стала экспертом в области высокотехнологичных решений в сфере энергоэффективности. Среди стратегических направлений деятельности компании — разработка и реализация программ энергосбережения и энергоэффективности, создание и автоматизация различных систем управления технологическими процессами, в том числе потреблением энергоресурсов, разработка нормативно-технической документации, производство энергоэффективного оборудования и материалов, реализация инновационных проектов, обучение и сертификация в области энергоменеджмента и научно-исследовательская деятельность.

Скачать