Наверх

Директивы ФЗ-261: подводим итоги трех лет

14 Августа 2013
Журнал «ЭнергоРынок»

С каждым годом государство и общество предъявляют все более жесткие требования к рациональному использованию энергетических ресурсов. Одной из приоритетных целей развития национальной экономики, поставленных Правительством Российской Федерации, является снижение к 2020 г. энергоемкости ВВП на 40%.

С момента принятия Федерального закона № 261 «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — ФЗ-261) прошло более трех лет. Все это время законодатели, эксперты, руководители промышленных предприятий и бюджетных организаций, представители региональной и муниципальной власти пытались его реализовать. Но как показала практика, данный документ нуждается в серьезных коррективах.

Постоянство вопроса

Вопросы экономии энергоресурсов и снижения себестоимости товаров не возникли просто так — повод задуматься над ними дал мировой энергетический кризис конца 1970-х гг. Первым российским законодательным актом в этом направлении стало Постановление Правительства РФ «О неотложных мерах по энергосбережению в области добычи, производства, транспортировки и использования нефти, газа и нефтепродуктов» (№ 371 от 01.06.92). Однако официально началом активизации деятельности в сфере повышения энергоэффективности можно считать 1996 г., когда вступил в силу Федеральный закон № 28-ФЗ «Об энергосбережении».

В 2008 г. Указ Президента РФ № 889 «О некоторых мерах по повышению энергетической и экологической эффективности российской экономики» впервые поставил цель уменьшить к 2020 г. энергоемкость ВВП на 40% по сравнению с 2007 г. В следующие два года проведение политики энергосбережения в России на федеральном уровне носило фрагментарный характер, и ее положения мало исполнялись на местах. В январе 2009 г. вышло Распоряжение Правительства РФ № 1-р «Oб основных направлениях государственной политики в сфере повышения энергоэффективности электроэнергетики на основе использования ВИЭ на период до 2020 г.», где к 2020 г. предполагалось увеличить долю ВИЭ в общем объеме производства и потребления энергии до 4,5%. Следующим документом этого года стал ФЗ-261. Впервые был принят закон, нацеленный на формирование правовой базы для продвижения энергосберегающих технологий в России. В 2010 г. была утверждена Государственная программа «Энергосбережение и повышение энергетической эффективности на период до 2020 г.», которая впервые запустила механизм частно-государственного партнерства в области энергоэффективности и ВИЭ, а также определила формы государственной поддержки. С этого момента на федеральном уровне началась активная разработка нормативных и правовых актов в данной сфере. Сейчас в России действует более 70 подзаконных нормативных актов предметного характера.

Есть потенциал

На сегодняшний день Россия обладает одним из самых больших в мире технических потенциалов энергосбережения и повышения энергоэффективности. Минэнерго России оценивает потенциал энергосбережения в России в 30–35% от общего энергопотребления в стране, или в 350–400 млн тонн условного топлива. И приблизиться к такому снижению энергопотребления возможно уже к 2020 г. По проекту госпрограммы «Энергетика и энергоэффективность в 2013 — 2020 гг.» на модернизацию всего энергокомплекса страны планируется потратить примерно 1 трлн долл. (28 653 трлн руб.). В итоге к 2020 г. предусматривается за счет структурных, продуктовых и ценовых изменений, а также автономного технического прогресса в российской экономике снизить энергоемкость ВВП на 26,5%. Такие процессы уже пройдены многими государствами. Например, в Германии вопросами энергосбережения задались сразу при восстановлении страны после Второй мировой войны. В период с 1955 по 1973 г. удельное потребление энергии германской промышленностью сократилось примерно на 42%. При этом на долю металлургической, химической и промышленности нерудных материалов пришлось около 75% экономии. Характерная особенность этого периода состояла в том, что достигнутые показатели энергосбережения были получены без какого-либо серьезного вмешательства со стороны государства, а прежде всего — за счет внутриотраслевых и межотраслевых структурных изменений, происходивших естественным, рыночным путем в результате перестройки отраслевой структуры и обновления технологической базы германской промышленности.

Россия наверстывает упущенное время и пытается решить подобные задачи за неполные десять лет. Естественно, в столь сжатые сроки результатом такой «гонки» стало множество издержек в отношении как полноты нормативной базы, так и качества. Часть из них является следствием специальной квалификации разработчиков нормативных актов, часть объясняется скоростью их принятия и отсутствием полноценного обсуждения в профессиональной среде. Сам ФЗ-261 содержит большое количество бланкетных норм и отсылок к решениям уполномоченных органов на федеральном и региональном уровнях, а необходимые нормативно-правовые акты принимаются со значительной задержкой.

Несмотря на эти проблемы, с 2009 г. на федеральном уровне были запущены такие важные для задач по энергосбережению инициативы, как:

  • федеральная поддержка реализации региональных программ по энергосбережению и повышению энергетической эффективности;
  • федеральные гарантии реализации программ энергетической эффективности на крупных предприятиях, а также в жилищно-коммунальном секторе;
  • стандарты энергетического менеджмента;
  • требование развития программ по энергосбережению и внедрению методики RAB, позволяющей сохранять денежные сбережения организациям, оказывающим коммунальные услуги;
  • стандарты энергетического менеджмента;
  • создание стимулов к осуществлению типовых проектов по энергоэффективности с помощью инвестиционных налоговых кредитов и снижения процентных ставок;
  • учет энергии и воды;
  • СНиПы для зданий, которые содержат нормы энергетической эффективности, и энергоэффективная модернизация существующих зданий;
  • маркировка и классы энергетической эффективности;
  • стандарты энергетического менеджмента;
  • энергетические обследования и энергопаспорта;
  • государственные закупки энергоэффективного оборудования;
  • энергосервисные контракты;
  • целевые задания по сокращению энергопотребления в публичном секторе на 3% ежегодно;
  • федеральная информационная система по энергосбережению, энергетические балансы, аналитические инструменты и улучшение энергетической статистики;
  • информационная поддержка и популяризация;
  • обучение и тренинг специалистов в области энергетической эффективности;
  • научные исследования в области энергетической эффективности.

Развитые страны потратили два—три десятилетия на создание нормативной базы и постановку процесса организации энергоэффективной деятельности на надежные рельсы. России придется учесть опыт и ошибки других стран и сформировать свою законодательную базу в более короткие сроки.

Что же мешает реально выполнить эту задачу?

Ответ не может быть однозначным. Это блок вопросов — от ограничений налогового законодательства, нечетких формулировок в законе, нехватки стандартов, регулирующих многие направления деятельности по энергосбережению и повышению энергоэффективности, до банального отсутствия стимулов к реализации энергоэффективных проектов. Взять хотя бы такие стандартные задачи, как осуществление региональных программ по энергосбережению и повышению энергоэффективности, проведение энергетических обследований и получение энергопаспортов.

Ситуация по каждому из направлений деятельности весьма сложная.

Скачать