Наверх

Бизнес-план для энергоэффективности

27 Марта 2014
Информационное телеграфное агентство России ИТАР-ТАСС, 27.03.2014

Проект госпрограммы «Энергоэффективность и развитие энергетики» вызвал большой интерес профессионального сообщества.

АВТОР — Корешев Александр Анатольевич, генеральный директор ООО «Центр энергоэффективности ИНТЕР РАО ЕЭС»

В январе в Аналитическом центре при правительстве РФ состоялось экспертное обсуждение программы. В профильных комитетах Государственной думы также продолжается активное обсуждение, в конце февраля парламентарии и эксперты в очередной раз высказали замечания к документу и отправили его на доработку. Только что состоялось заседание общественного совета при Минэнерго, который обсудил корректировку этой программы. Такое внимание не случайно. Принять госпрограмму нужно как можно скорее — конкуренция за инвестиции и возможность предоставлять площадки для развития эффективных производств на международном рынке обостряется с каждым днем.

Тема повышения энергоэффективности отечественной экономики обсуждается не первый год. С тех пор как Россия включилась в систему международной конкуренции, стало понятно, что энергетические затраты в себестоимости ее промышленной продукции непомерно велики. Энергоемкость отечественного производства составляла 0,4 тонны условного топлива на $1000 продукции, тогда как, допустим, в Германии — всего лишь 0,13 тонны. При этом энергоемкая продукция занимает около 40% отечественного ВВП, а в структуре экспорта — до 90%. Таким образом, повышение энергоэффективности остается одной из ключевых задач для развития конкурентоспособности российского бизнеса на глобальном рынке. И именно на ее решение в конечном счете должна быть направлена любая государственная программа.

Попытки справиться с проблемой высокой энергоемкости экономики предпринимались с 1996 года. Утверждались отдельные законодательные решения, нормативные акты и даже целевые программы. Но, как правило, вопрос не считался приоритетным, и масштабные решения раз за разом откладывались. Федеральный закон об энергосбережении и энергоэффективности был принят только в конце 2009 года. Закон во многом был декларативным и больше сосредоточен на государственных мерах так называемой принудительной модернизации, чем на реальном стимулировании. Многие были убеждены, что бизнес сам в состоянии адекватно реагировать на внешние вызовы, поскольку это вопрос его выживания.

Отчасти это было верно. Бизнес действительно реагировал. А после кризиса 2008 года реагировал активно. Компании разрабатывали и реализовывали программы снижения издержек. Частный бизнес — быстрее. Государственный — медленнее из-за громоздкой структуры управления. Компании четко понимали, что в сложной экономической ситуации снижение производственных издержек — единственно правильный вектор развития. Два раза объяснять заказчикам, что снижение энергоемкости позволяет эффективно решить эту задачу, обычно не приходилось. Возьмем, например, наш пилотный проект на Чепецком механическом заводе, входящем в госкорпорацию «Росатом»: стоимость мероприятий по внедрению энергоэффективных технологий — чуть больше 160 млн руб., ежегодная экономия на использовании энергоресурсов — почти 60 млн. Возврат инвестиций более чем быстрый — окупаемость составила менее трех лет. Этот проект стал своеобразным бенчмаркингом при разработке и внедрению масштабной программы по энергоэффективности атомной отрасли. В чем же тогда проблема и зачем государству срочно вмешиваться?

Бизнес критически зависит от внешней инфраструктуры, которую сам не создает и не контролирует

И сейчас именно в решении инфраструктурных проблем российские программы энергоэффективности зашли в тупик. Усилия бизнеса по оптимизации расходов наткнулись на проблемы внешнего обеспечения, и зачастую эти проблемы сводят все усилия предприятий по снижению издержек к нулю. Когда износ инфраструктурных коммуникаций достигает в среднем 60%, даже самое эффективное производство вряд ли сможет произвести конкурентоспособную продукцию. Именно на решение этой проблемы надо ориентироваться.

Что необходимо сделать в первую очередь?

Прежде всего необходимо понять, что усилия по косметическому ремонту аварийного здания — это деньги, потраченные напрасно. Сейчас сфера инфраструктурных коммуникаций требует не модернизации, а реконструкции. К модернизации можно привлечь частные инвестиции за счет налогового стимулирования или компенсации процентных ставок по банковским кредитам, но реконструкция потребует прямого государственного финансирования. Это, по сути, создание той базовой площадки, на которой уже можно использовать новые технологии и новое эффективное оборудование. Ликвидация разрыва между минимальными технологическими требованиями и тем кошмарным состоянием, в котором сейчас находятся коммуникации, — это та сфера, на которой необходимо сосредоточить государственные инвестиции в рамках реализации государственных программ.

Кроме того, в оптимизации нуждается законодательная база, регулирующая вопросы энергоэффективности. Особенно это важно для сферы инфраструктурных коммуникаций, ответственность за которые сегодня теряется в противоречивых нормативных актах. Необходимо законодательно закрепить роль и зону компетенции органов власти в данном процессе, определить приоритетные объекты государственного инвестирования и технические требования к новым объектам с учетом параметров энергоэффективности. Необходимо определить лучшие и доступные технологии в этой сфере, использование которых позволяет рассчитывать на определенный перечень фискальных преференций. И, наконец, четко зафиксировать размытые параметры энергосервисных договоров, устранив присутствующие в них инвестиционные риски.

Именно от решения этих вопросов сегодня и зависит реальный результат государственных программ, направленных на повышение энергоэффективности отечественной экономики.

Источник: Информационное телеграфное агентство России